Генриетта Ляховицкая
Genrietta Liakhovitskaia

ЗОЛОТЫЕ  КАПЛИ

                                    

     Как прелестна темнокудрая Айна – лёгкая, стремительная, женственная. Как она смеётся, как смотрит глубокими синими глазами в длинных чёрных ресницах. Как совершенен и чист овал её лица. Даже незнакомые не могут отвести взгляда от девушки, а что уж говорить о Норде, влюблённом в неё с детства. Он светловолос, и глаза у него светлые, прозрачные. Улыбается он редко, но каждая улыбка идёт прямо к сердцу.
Красивая пара. Оба высокие, статные. Почему бы им не пожениться? Да очень просто. Беден Норд. Он – учёный, но в науке занимается лишь тем, чем сам хочет, а не тем, чего хотели бы от него богатые фирмы.
Айна тоже бедна. Хоть и не капризна она, как иные красавицы, но ей нравятся дорогие вещи, особенно украшения из золота. Может потому, что у неё сроду таких не было, а может, оттого, что почти у всех вокруг они есть: у подружек серёжки, цепочки, у парикмахерш палцы в золотых кольцах, даже мужчины с золотыми часами, запонками, и заколками в галстуках...
Вот зовёт Айна своего Норда зайти в ювелирный магазин, полюбоваться красивыми вещицами. Примерила браслет в виде золотой змейки. Прильнула змейка к стройной руке. Хороша! Обе хороши – и Айна, и змейка, а вместе и того лучше. Темнеют глаза Норда, и он уводит девушку из магазина. Хихикают им вслед продавщицы, увешанные золотыми безделушками.
Идут Норд и Айна вдоль берега большого чистого озера. Лежит на воде золотистая солнечная дорожка, а на ресницах девушки дрожат золотистые капли. Норд улыбается ей, и Айна сквозь слёзы ему в ответ улыбается – не может удержаться.
Через некоторое время ведёт Норд свою Айну в тот ювелирный магазин. Она с недоумением смотрит, как вынимает он из кармана и открывает коробочку для браслета, из которой потянулся еле заметный дымок. Запахло свежестью, и вдруг потекли по рукам и щекам продавщиц золотые капли. И все золотые украшения на витринах под стеклом расплылись и раскатились дрожащими, будто от холода, каплями по чёрному бархату. Закричали все, хватают капли, а те между пальцами проскальзывают, в щели просачиваются, скатываются на ковёр, сливаются в болшие капли, блестят, переливаются, но в руки не даются.
Норд с улыбкой смотрит на Айну. Она испугалась за него, но никто, кроме них двоих, не видел, как дымок появился из коробочки.
В магазин входят богатые дамы в золоте, но оно тоже растекается каплями, и по галстукам и манжетам их спутников тоже золотые шарики катятся. Стёкла очков из расплывающихся золотых оправ выпадают, камни из перстней вываливаются. Вытягиваются лица, тускнеют, палцы золото удержать пытаются, но оно не даётся, ускользает. Капли сливаются в струйки, а те – в ручейки, которые обтекают ползающих на четвереньках продавщиц.
Айна смотрит на них  и вдруг понимает, что не нужны ей никакие украшения. И смеётся темнокудрая девушка...
*
Вышли Айна с Нордом из магазина и направились к озеру. По воде золотистая дорожка от солнца прямо к их ногам пролегла. Снова вынул Норд коробочку и открыл её. Опять запахло свежестью, и он вступил на затвердевшую дорожку из чистого золота и увёл по ней свою Айну.

                                                                                                                                               

  
18 мая 1984